2.8. Интерьер

Интерьер (от фр. interiour – внутренний) – изображение внутренних помещений здания. В художественном произведении интерьер показывает условия жизни персонажей и тем самым используется в основном для характеристики героев, социальной среды.

Автору необязательно описывать то, что само собой разумеется для читателя, в частности, Толстой в «Войне и мире» в основном ограничивается отдельными деталями. Например, дом князя Андрея в Петербурге фактически не описан, только о столовой сказано, что она была отделана «изящно, заново, богато»: «всё, от салфеток до серебра, фаянса и хрусталя, носило на себе тот особенный отпечаток новизны, который бывает в хозяйстве молодых супругов». Предполагается, что читатель может примерно представить себе обстановку.

Но если в произведении описывается неизвестная (мало известная) читателю среда, другая историческая эпоха, интерьер может играть важную культурологическую Культурология– это наука о закономерностях существования и развития культуры, о взаимосвязях культуры и других областей человеческой деятельности. роль. Подчёркивая своеобразие того или иного уклада жизни, писатели широко используют различные лексические средства: диалектизмы, просторечия, архаизмы, историзмы, профессионализмы и др. В повести А.С. Пушкина «Капитанская дочка» показана жизнь обычной офицерской семьи в далёкой провинции, в глухой Белогорской крепости, где чувствуется атмосфера старины. В одной комнате «в углу стоял шкаф с посудой; на стене висел диплом офицерский за стеклом и в рамке; около него красовались лубочные картинки, представляющие взятие Кистрина и Очакова, также выбор невесты и погребение кота».

одробное описание обстановки – традиционный способ характеристики героя, его повседневного образа жизни. Например, Пушкин так описывает кабинет Онегина:

    Всё, чем для прихоти обильной
    Торгует Лондон щепетильный
    И по Балтическим волнам
    За лес и сало возит нам,
    Всё, что в Париже вкус голодный,
    Полезный промысел избрав,
    Изобретает для забав,
    Для роскоши, для неги модной,–
    Всё украшало кабинет
    Философа в осьмнадцать лет.
    Янтарь на трубках Цареграда,
    Фарфор и бронза на столе,
    И, чувств изнеженных отрада,
    Духи в гранёном хрустале;
    Гребёнки, пилочки стальные,
    Прямые ножницы, кривые,
    И щётки тридцати родов
    И для ногтей и для зубов.

Нагнетая подобные детали, Пушкин подчёркивает, что Онегин – светский человек, любящий жить на широкую ногу, старающийся иметь дома всё, что входит в моду. Здесь каждая деталь в отдельности вряд ли имеет характерологическое значение, важна их совокупность. Очевидно, что герой тщательно следит за своей внешностью. Кроме того, в описании чувствуется авторская ирония по отношению к герою, которому необходимы «щётки тридцати родов / И для ногтей и для зубов». Вряд ли случайно, что за этим следует шутливое замечание о том, что «Быть можно дельным человеком / И думать о красе ногтей».

Многочисленные предметно-бытовые детали в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание», подчёркивают крайнюю степень бедности, почти нищеты. Почти все герои романа живут в жутких условиях. Комната Раскольникова, по его же собственным словам, больше похожа на шкаф или гроб: «крошечная клетушка, шагов в шесть длиной, имевшая самый жалкий вид с своими желтенькими, пыльными и всюду отставшими от стен обоями, и до того низкая, что чуть-чуть высокому человеку становилось в ней жутко, и все казалось, что вот-вот стукнешься головой о потолок. Мебель соответствовала помещению: было три старых стула, не совсем исправных, крашеный стол в углу, на котором лежало несколько тетрадей и книг; уже по тому одному, как они были запылены, видно было, что до них давно уже не касалась ничья рука; и, наконец, неуклюжая большая софа, занимавшая чуть не всю стену и половину ширины всей комнаты, когда-то обитая ситцем, но теперь в лохмотьях и служившая постелью Раскольникову». В похожих условиях живет Сонечка.  «Сонина комната походила как будто на сарай, имела вид весьма неправильного четырехугольника, и это придавало ей что-то уродливое. Стена с тремя окнами, выходившая на канаву, перерезывала комнату как-то вкось, отчего один угол, ужасно острый, убегал куда-то вглубь, так что его, при слабом освещении, даже и разглядеть нельзя было хорошенько; другой же угол был уже слишком безобразно тупой. Во всей этой большой комнате почти совсем не было мебели. В углу, направо, находилась кровать; подле нее, ближе к двери, стул. По той же стене, где была кровать, у самых дверей в чужую квартиру, стоял простой тесовый стол, покрытый синенькою скатертью; около стола два плетеных стула. Затем, у противоположной стены, поблизости от острого угла, стоял небольшой, простого дерева комод, как бы затерявшийся в пустоте. Вот все, что было в комнате. Желтоватые, обшмыганные и истасканные обои почернели по всем углам; должно быть, здесь бывало сыро и угарно зимой. Бедность была видимая; даже у кровати не было занавесок». Не намного лучше живёт богатая старуха-процентщица: «Небольшая комната <…> с желтыми обоями, геранями и кисейными занавесками на окнах. Мебель, вся очень старая и из жёлтого дерева, состояла из дивана с огромною выгнутою деревянною спинкой, круглого стола овальной формы перед диваном, туалета с зеркальцем в простенке, стульев по стенам да двух-трёх грошовых картинок в желтых рамках, изображавших немецких барышень с птицами в руках, – вот и вся мебель. В углу перед небольшим образом горела лампада. Всё было очень чисто: и мебель, и полы были оттерты под лоск; все блестело».

Однако функции интерьера в этих случаях различны. Если Раскольников и Сонечка чрезвычайно бедны и вынуждены жить в таких условиях, то Алёна Ивановна, имея несколько тысяч, может позволить себе жить иначе. Бедность обстановки говорит больше о её скупости. Таким образом, здесь совмещаются две функции интерьера: описание условий, в которых живёт героиня, и указание на её характер.

Психологическая функция интерьера может быть разнообразной. Естественно, человек старается окружить себя теми вещами, которые ему нравятся. Например, в «Мёртвых душах» в доме Собакевича много тяжёлых, грубых, громоздких, некрасивых, зато очень прочных вещей. Все предметы, как замечает автор, имели «какое-то странное сходство с хозяином дома». Своеобразным показателем деградации Плюшкина оказывается постепенное опустение его дома, замыкание комнат. В то же время персонаж может не обращать внимания на окружающую его обстановку. Например, в комнате Обломова вещи не составляли гармоничного целого, чувствовалось, что хозяин просто купил то, что было необходимо, не особенно заботясь о красоте интерьера. Так подчёркивается лень Обломова. Кроме того, Гончаров неоднократно обращает внимание читателя на пыль, лежащую на всех предметах: Захар ленится вытирать её с мебели.

Но и интерьер может оказывать психологическое влияние на персонажа. Например, Достоевский подчёркивает, что свою теорию Раскольников вынашивал, лёжа на диване в своей комнатке, похожей на шкаф, гроб. Разумеется, герою хотелось вырваться отсюда, при этом он прекрасно понимает, что даже если он будет много работать, ему ещё долго придётся так жить. Постепенно он приходит к мысли о том, что имеет право убить другого человека, чтобы «карьеру начать».

В литературе ХХ века интерьер всё больше приобретает символические черты. В пьесе М.А. Булгакова «Дни Турбиных» лейтмотивом проходят «кремовые шторы», создающие уют в доме Турбиных, который отмечают все, кто приходит к ним. Дом предстаёт спасительным прибежищем во время гражданской войны, здесь как бы останавливается время: стоит ёлка, как это было в дореволюционную эпоху, ведутся философские беседы, играет музыка.

Сцена из спектакля «Дни Турбиных» постановка С. Спивака, Молодежный театр, Санкт-Петербург

В рассказе И.А. Бунина «Чистый понедельник» героиня воплощает загадочный русский характер, в котором причудливо соединяется восточное и западное начала, но доминирует, бесспорно, восточное. В её комнате «много места занимал широкий турецкий диван, стояло дорогое пианино» (инструмент западного происхождения), а над диваном «зачем-то висел портрет босого Толстого» – писателя, старавшегося жить так, как жили русские крестьяне, стремившегося к спокойной жизни вдали от светской суеты (что ассоциируется с восточной созерцательностью, «неподвижностью») и в итоге порвавшего со всей своей прежней жизнью, что сделает в конце концов и героиня рассказа. Важность духовного начала в жизни героини проявляется и в том, что «в доме против храма Спасителя она снимала ради вида на Москву угловую квартиру на пятом этаже».

Так же, как и пейзаж, интерьер наиболее подробно описывается в эпосе; в драме на него указывают в основном ремарки. В драматургии А.П. Чехова и А.М. Горького они разрастаются и приобретают повествовательный характер: «Подвал, похожий на пещеру. Потолок – тяжёлые каменные своды, закопчённые, с обвалившейся штукатуркой. Свет – от зрителя и, сверху вниз, – из квадратного окна с правой стороны. Правый угол занят отгороженной тонкими переборками комнатой Пепла, около двери в эту комнату – нары Бубнова. В левом углу – большая русская печь; в левой, каменной стене – дверь в кухню, где живут Квашня, Барон, Настя. Между печью и дверью у стены – широкая кровать, закрытая грязным ситцевым пологом. Везде по стенам – нары. На переднем плане у левой стены – обрубок дерева с тисками и маленькой наковальней, прикреплёнными к нему, и другой, пониже первого».  

В лирике редко даётся подробное описание интерьера. Например, в стихотворении А.А. Фета «Сияла ночь. Луной был полон сад. Лежали…», где действие происходит в гостиной, сказано только о рояле. Всё остальное не имеет отношения к впечатлению от пения героини.



отправить сообщение с этой страницы по е-mail: Защита от спам-ботов!