2.7. Пейзаж

Пейзаж (франц. paysage от pays – страна, местность) – это изображение любого незамкнутого пространства, чаще всего это картина природы. Пейзаж в литературном произведении обычно имеет национальное своеобразие. Например, в стихотворении С.А. Есенина «Спит ковыль. Равнина дорогая…» воссоздается типичный среднерусский пейзаж:

    Спит ковыль. Равнина дорогая,
    И свинцовой свежести полынь.
    <…>
    Свет луны, таинственный и длинный,
    Плачут вербы, шепчут тополя.
    Но никто под окрик журавлиный
    Не разлюбит отчие поля.

А в стихотворении «Запели тесаные дроги…» перед нами не только природа, но и культура страны, как она открывается в дорожных впечатлениях:

    Запели тесаные дроги,
    Бегут равнины и кусты.
    Опять часовни на дороге
    И поминальные кресты.

В повести И.С. Тургенева «Ася» воссоздается колорит южного немецкого города: «Петух на высокой готической колокольне блестел бледным золотом; таким же золотом переливались струйки по черному глянцу речки; тоненькие свечки (немец бережлив!) скромно теплились в узких окнах под грифельными кровлями; виноградные лозы таинственно высовывали свои завитые усики из-за каменных оград». (Здесь и далее курсив мой. – И.И.) Этот пейзаж можно назвать урбанистическим (в литературе XIX века нередко встречаются описания города, в том числе и большого промышленного): автор описывает готическую колокольню, дома, ограды. Кроме того, здесь чувствуется взгляд человека иной культуры. Также пейзаж помогает воссоздать атмосферу тишины, покоя, уединения, которая во многом способствовала быстрому сближению господина Н.Н. с Гагиными.

Пейзаж по-разному изображается в зависимости от рода литературы. В драме автор, во-первых, вводит его в ремарках. Например, в ремарке к первому действию драмы А.Н. Островского «Гроза» сказано: «Общественный сад на высоком берегу Волги; за Волгой сельский вид. На сцене две скамейки и несколько кустов». Во-вторых, пейзаж может быть представлен в ре­чах действующих лиц, т.е. дан в их восприятии. Кулигин любуется Волгой, открывающимся с берега видом: «Чудеса, истинно надобно сказать, что чудеса! <…> пятьдесят лет я каждый день гляжу за Волгу и все наглядеться не могу». Но почти все жители Калинова не разделяют его восторгов: они, по словам Кулигина, «пригляделись», либо «не понимают, какая красота в природе разлита». Пейзаж в драме нередко приобретает символическое значение, например, гроза, многократно упомянутая персонажами пьесы, символизирует неизбежность наказания за «грех» (так ее воспринимает Катерина), и в то же время неизбежность наступающих перемен, ломки старого жизненного уклада.

В лирике пейзаж экспрессивен: он всегда дается в восприятии лирического героя, поэтому выражает его эмоциональное состояние, переживание. Здесь часто используются метафоры, эпитеты, олицетворения, психологический параллелизм и другие изобразительно-выразительные средства. В пейзажном стихотворении важны не только сами картины природы, а чувства, которые они вызывают у лирического героя. Например, в сти­хотворении Есенина «Отговорила роща золотая…» созерцание осенней природы вызывает у лирического героя мысли об ушедшей юности. Герой осознает себя частью природы, отсюда такие метафоры и сравнения: «Не жаль мне лет, растраченных на­прасно // Не жаль души сиреневую цветь»; «Как дерево роняет тихо листья, // Так я роняю грустные слова». В эпическом произведении существуют наибольшие возможности для введения пейзажа.

Рассмотрим основные функции пейзажа.

  1. Обозначение места и времени действия. Благодаря пейзажу читатель легко мо­жет представить себе, где и когда происходит действие. В некоторых случаях (особенно часто в лирике) это еще и основной предмет описания. Нередко пейзаж обозначен уже в заглавии произведений: «Море», «Вечер» В.А. Жуковского, «Деревня» Пушкина, «Забытая деревня», «Размышления у парадного подъезда», «Железная дорога» Некрасова, «Тихий Дон» М.А. Шолохова. Место и время действия в произведении редко обозначены точно (если в нем не описываются исторические события), но их часто можно определить по особенностям пейзажа, а также по реалиям времени. Имение Кирсановых (роман Тургенева «Отцы и дети») находится в средней полосе, хотя и ближе к югу: там хорошо растут березы, акации, встречается осина. Часто пейзаж обозначает время года или время суток, его смену в ходе сюжета. Например, в романе Толстого «Анна Каренина» Левин после трудового дня, когда он косил наравне с крестьянами, остается в поле: «Перед утреннею зарей все затихло. Слышались только ночные звуки неумолкаемых в болоте лягушек и лошадей, фыркавших по лугу в поднявшемся пред утром тумане. Очнувшись, Левин встал с копны и, оглядев звезды, понял, что прошла ночь».

  2. Тем более значимо время или место действия, если оно точно обозначено. Например, в поэме Пушкина «Медный всадник» наводнение, самое сильное и трагичное за всю историю Петербурга, произошло 7 ноября (старого стиля) 1824 года. Тексту поэмы предшествует авторское примечание: «Происшествие, описанное в сей повести, основано на истине. Подробности наводнения заимствованы из тогдашних журналов. Любопытные могут справиться с известием, составленным В.Н. Берхом».

    Наводнение 7 ноября 1824 года в Санкт-Петербурге

  3. Сюжетная мотивировка. Природные явления могут повлиять на происходящие события. Например, в «Капитанской дочке» Пушкина буран в степи мотивирует встречу Петра Гринева и Пугачева, благодаря которой устанавливаются человеческие отношения между героями. Внезапно разразившаяся гроза в одноименной пьесе Островского подталкивает Катерину к признанию в своем грехе. Также сюжет произведения может во многом определяться календарным временем. Например, события в рассказе А.П. Чехова «Студент» происходит в Страстную Пятницу, поэтому герой рассказывает вдовам историю об отречении Петра (произошедшую как раз в этот день две тысячи лет назад).

  4. Форма психологизма. Эта функция наиболее частая в произведении, пейзаж оказывается средством раскрытия характера героя. Явления природы могут предвещать те или иные события в жизни персонажа, создавать определенное настроение. Например, старый нераспустившийся, а потом зазеленевший дуб в «Войне и мире» Л.Н. Толстого символизирует два противоположных душевных состояния князя Андрея. В «Тамани» («Герой нашего времени» Лермонтова), когда Печорин следит за слепым мальчиком, природа таинственная, грозящая опасностями: «Луна начала одеваться тучами, и на море поднялся туман; едва сквозь него светился фонарь на корме ближнего корабля; у берега сверкала пена валунов, ежеминутно грозящих его потопить». Последнее слово можно воспринимать как предвестие событий: Печорин поедет с «ундиной» в лодке, и она его едва не утопит.

  5. Часто пейзаж, данный через восприятие героя, раскрывает какую-то сторону его характера или указывает на его психологическое состояние. В романе Тургенева «Отцы и дети» братья Кирсановы по-разному воспринимают природу: если Николай Петрович восхищается ее красотой, то Павел Петрович равнодушен к ней. Неслучайно в минуту душевного беспокойства Николай Петрович уходит в сад, где размышляет в одиночестве. Он долго ходил по саду, поскольку «не в силах был расстаться с темнотой, с садом, с ощущением свежего воздуха на лице и с этою грустию, с этою тревогой...». Поинтересовавшись, что делал брат, «Павел Петрович дошел до конца сада, и тоже задумался, и тоже поднял глаза к небу. Но в его прекрасных темных глазах не отразилось ничего, кроме света звезд. Он не был рожден романтиком, и не умела мечтать его щегольски сухая и страстная, на французский лад мизантропическая душа...» (Гл. XI).

    Роман Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» открывается подробным описанием Петербурга. «На улице жара стояла страшная, к тому же духота, толкотня, всюду известка, леса, кирпич, пыль и та особенная летняя вонь, столь известная каждому петербуржцу, не имеющему возможности нанять дачу, – все это разом неприятно потрясло и без того уже расстроенные нервы юноши. Нестерпимая же вонь из распивочных, которых в этой части города особенное множество, и пьяные, поминутно попадавшиеся, несмотря на буднее время, довершили отвратительный и грустный колорит картины».

    Илья Глазунов Двор. 1983 г. Иллюстрация к роману Ф.М. Достоевского "Преступление и наказание".

    Петербург противопоставляется Сибири, описание которой появляется в эпилоге: «С высокого берега открывалась широкая окрестность. С дальнего другого берега чуть слышно доносилась песня. Там, в облитой солнцем необозримой степи, чуть приметными точками чернелись кочевые юрты». И мысли, и чувства Раскольникова в эпилоге совсем иные, чем в начале романа. В первых частях романа главный герой верит в свою теорию, которая во многом является следствием его жизни в Петербурге, это своего рода протест, попытка вырваться из этой губительной атмосферы. Ссылка в Сибирь оказывается своего рода возвращением к истокам: люди здесь живут так, как жили еще «во времена Авраама». И именно на каторге происходит разочарование Раскольникова в своей теории, кроме того, теперь он может по-настоящему оценить любовь Сони, ответить ей взаимностью.

    Выразительна как форма психологизма динамика восприятия пейзажа. В рассказе Чехова «Студент» вначале мрачное настроение Ивана Великопольского полностью соответствует разыгравшейся непогоде, в какой-то степени вызвано ею: «…Некстати подул с востока холодный пронизывающий ветер, все смолкло. По лужам протянулись ледяные иглы, и стало в лесу неуютно, глухо, нелюдимо». После же разговора с вдовами настроение героя совершенно меняется. Чехов и сейчас обращает внимание на пейзаж, но теперь он не соответствует настроению героя, даже противопоставлен ему, поэтому студент не обращает внимания на холод и ветер. 

  6. Форма «присутствия» автора. Через пейзаж может быть выражено авторское отношение к изображаемому. Например, Тургенев, описывая спор Базарова и Павла Петровича, нигде прямо не выражает своей оценки нигилизма, но после спора описывает великолепный тихий вечер: «Уже вечерело; солнце скрылось за небольшую осиновую рощу, лежавшую в полверсте от сада: тень от нее без конца тянулась через неподвижные поля. Мужичок ехал рысцой на белой лошадке по темной узкой дорожке вдоль самой рощи: он весь был ясно виден, весь, до заплаты на плече, даром что ехал в тени; приятно-отчетливо мелькали ноги лошадки. Солнечные лучи с своей стороны забирались в рощу и, пробиваясь сквозь чащу, обливали стволы осин таким теплым светом, что они становились похожи на стволы сосен, а листва их почти синела, и над нею поднималось бледно-голубое небо, чуть обрумяненное зарей. Ласточки летали высоко; ветер совсем замер; запоздалые пчелы лениво и сонливо жужжали в цветах сирени; мошки толклись столбом над одинокою, далеко протянутою веткою». И таким образом писатель косвенно высказывает свое отношение к нигилизму Базарова, в этом с ним солидарен и Николай Петрович, невольно подумавший: «Но отвергать поэзию? <…> не сочувствовать художеству, природе?..»

Часто различные функции пейзажа совмещаются в произведении. Рассмотрим их на примере главы «Сон Обломова» из романа И.А. Гончарова «Обломов», где пейзаж играет наиболее важную роль. Открывается глава подробнейшим (на несколько страниц) описанием пейзажа, задающим тон дальнейшему повествованию. Основная функция пейзажа – описание места, в котором прошло детство главного героя. Имение Обломова находится очень далеко от Петербурга, «чуть ли не в Азии», недалеко протекает Волга, лесов нет, вокруг только поля и холмы, но в какой именно губернии расположен город, не сказано. Писателю важно подчеркнуть удаленность имения, куда не доходят вести из далекого мира, и где живут люди, «думая, что иначе и не должно и не может быть, уверенные, что и все другие живут точно так же и что жить иначе – грех». Это «благословенный край», здесь все дышит гармонией и стабильностью: «небо там <…> ближе жмется к земле, но не с тем, чтоб метать стрелы, а разве только, чтоб обнять ее покрепче, с любовью»; солнце «ярко и жарко светит около полугода», зима «выдерживает свой характер вплоть до узаконенной поры тепла»; «все идет обычным общим порядком». И даже сила и число грозовых ударов кажутся одинаковыми из года в год, «как будто из казны отпускалось на год на весь край известная мера электричества». И в жизни людей случайности очень редки, здесь из года в год ничего не меняется и почти ничего не происходит. Поэтому обломовцы боятся любых вторжений внешнего мира в их жизнь: господа очень испугались, когда получили письмо, долго не хотели его вскрывать.

В этих местах нет ничего, поражающего воображения: ни гор, ни моря. «Поэт  и мечтатель не остались бы довольны даже общим видом этой скромной и незатейливой местности». Здесь нет ничего, что могло бы напомнить пейзажи в духе Вальтера Скотта. Зато все радует глаз: «река бежит весело, шаля и играя», три месяца в году безоблачное небо, и даже грозы «не страшны, а только благотворны». В Обломовке нет соловьев, «зато какое обилие перепелов», которые там «услаждают людской слух пением», их держат почти в каждой избе в нитяной клетке.

Местность накладывает отпечаток на характеры жителей. Гончаров отмечает спокойствие обломовцев, не желающих ничего менять: Онисим Суслов живет в избе, висящей над оврагом, господа не спешат чинить обвалившуюся галерею. Край здесь благодатный: нет ни «ядовитых гадов», ни саранчи, ни даже медведей и волков, не известны обломовцам и страшные болезни. И у жителей нет необходимости много трудиться: «они сносили труд как наказание». В знойный полдень в природе «все как будто вымерло», все обломовцы погружаются в сон, подобный смерти. Вечером, когда жара спадает, все просыпаются, пьют чай, идут гулять. Жизнь людей включается в природный цикл. В долгие зимние вечера ребенок слушает сказки, предания, страшные истории, которые рассказывает ему нянька. Эти же рассказы слушали и отец, и дед Обломова. Сказка «и над взрослыми и до конца жизни сохраняет свою власть», поэтому «в Обломовке верили всему». И природа, казалось, также подстраивалась под верования людей во все чудесное: грозы там «не забывают почти никогда Ильина дня, как будто для того, чтобы поддержать известное предание в народе». Циклы можно видеть и в жизни людей: «рождение детей, обряды, пиры, пока похороны не изменят декорации; но не надолго; одни лица уступают места другим». И даже на уровне стиля воссоздается атмосфера неподвижности: в этой главе особенно много глаголов в настоящем времени, а те, которые стоят в прошедшем, почти всегда несовершенного вида. Создается ощущение бесконечно тянущегося времени, в котором все неизменно повторяется.

В такой атмосфере формируется характер Ильи Ильича Обломова, его жизненные устремления: это психологическая функция пейзажа. Показательно, что сон героя начинается именно описания природы, того, что ему особенно запомнилось. Обломов не был изначально ленивым и апатичным: ему был интересен окружающий мир. Он замечает, что тень в десять раз больше самого Антипа и она уже двинулась за гору, хотя Антип «еще и со двора не успел съехать», а тень от его лошади тем временем «накрыла собой весь луг». Ребенку интересно узнать, куда делась тень лошади, он хочет побежать к горе, но взрослые считают, что ребенку опасно уходить со двора. Зимой он хотел бы играть в снежки: и он не боится ни холода, ни мороза, ему весело. А родители были в ужасе от того, что ребенок убежал на улицу. Постепенно Обломов входит в этот ритм жизни, и его идеалом становится Обломовка. Он мечтает о спокойной семейной жизни в имении, на лоне природы.

Ему тяжело привыкнуть к петербургской суете, когда «жить некогда», где «теряется человек». Он не смог привыкнуть к службе: «Он полагал, <…> что слякоть, жара или просто нерасположение всегда будут служить достаточными и законными предлогами к нехождению в должность.

Но как огорчился он, когда увидел, что надобно быть по крайней мере землетрясению, чтоб не прийти здоровому чиновнику на службу, а землетрясений, как на грех, в Петербурге не бывает; наводнение, конечно, могло бы тоже служить преградой, но и то редко бывает». Обломов не возвращается в имение лишь потому, что это сопряжено с большими хлопотами. Сам герой считает, что его идеал далек от жизни родителей: его жена не будет заниматься хозяйством, а станет играть на фортепиано. И в конце жизни Обломов находит свою Милитрису Кирбитьевну в лице Агафьи Матвеевны Пшеницыной и свою «Обломовку» на Выборгской стороне, где нет столичной суеты, куда зимой нередко забегают волки. У Агафьи Матвеевны есть свой огород, по двору ходят куры. И это тоже своего рода отголосок Обломовки.

Пейзажи передают и авторское отношение к обломовскому миру. С одной стороны, автор с симпатией рисует гармонию и спокойствие, царствующие в Обломовке: «Измученное волнениями или вовсе незнакомое с ними сердце так и просится спрятаться в забытый всеми уголок и жить никому не ведомым счастьем». Автор неоднократно подчеркивает простоту и обыденность жизни людей, в том числе с помощью пейзажей. Особенно выразительны сравнения: луна здесь похожа не на таинственную «кокетку», «наряжающуюся в палевые облака», а на «круглолицую деревенскую красавицу». Эта непритязательная красота мила автору, неслучайно «деревенская красавица» луна противопоставляется «городскому волоките» (поэту). В то же время чувствуется и ироничное отношение автора к обломовцам, не знакомым с насыщенной духовной жизнью. Здесь автор явно противопоставляет им себя: «Настали минуты всеобщей, торжественной тишины природы, когда сильнее работает творческий ум, жарче кипят поэтические думы, когда в сердце живее вспыхивает страсть или больнее ноет тоска, когда в жестокой душе невозмутимее и сильнее зреет зерно преступной мысли, и когда… в Обломовке все почивают так крепко и покойно». И хотя обломовцы воспитывались на сказках и преданиях, они не замечают таинственной красоты ночной природы: не им, а автору кажется, что «деревья превращаются в каких-то чудовищ». 

Сон снится герою, когда он сравнивает себя с «другим», который легко бы и нашел новую квартиру, и ответил бы на письмо старосты, и вообще вел бы другую, более интересную и плодотворную жизнь. Обломов чувствует, что природа не обидела его, ему «жаловаться нельзя». Он смутно чувствует, что его жизнь определяется его характером, и тогда возникает новый вопрос: «Отчего я… такой?». И у него, вероятно, находится ответ, ведь засыпает он со словами: «Должно быть… это… оттого…» Герою снится сон, являющийся ответом на этот вопрос. Второй раз этот вопрос обсуждается Обломовым и Штольцем, и ответ тот же: «обломовщина». Слово пугает Илью Ильича, поскольку он осознает правоту своего друга и внутренне соглашается с этим. Но если сон рисует поэтичность и гармонию обломовского мира, то Штольц видит его косность, губительное влияние на человека.

В конце романа становится известно, что жизнь в Обломовке скоро совершенно изменится: здесь строят железную дорогу, появится связь с большим миром. Забытый всеми, как раньше казалось, уголок станет торговым селом, здесь закипит жизнь. Мир, в котором хотел бы жить Обломов, безвозвратно уходит в прошлое, прогресс добирается и сюда. И неслучайно Штольц ничего не рассказывает об этом другу, понимая, что тот не поймет открывающихся перспектив и только испугается нововведениям. Противопоставление Обломова и Штольца, проходящее через весь роман, выражается и в различном видении будущего Обломовки.

Живописный уголок в Крыму, где поселились Штольц с Ольгой, помогает раскрыть их характеры. Это место тихое и спокойное, на первый взгляд, может напомнить Обломовку. Они живут на морском берегу, а это антитеза Обломовке: в «Сне Обломова» отмечалось, что море «наводит только грусть и тоску на человека». Из окна видна дорога в город: Штольцу необходимо часто там бывать. Здесь чувствуется близость цивилизации, необходимой героям, которой так боялись обломовцы. Они не замечали красот природы, а Штольц и Ольга «не встречали <…> равнодушно утра; не могли тупо погрузиться в сумрак теплой, звездной, южной ночи. Их будило вечное движение мысли, вечное раздражение души и потребность думать вдвоем, чувствовать, говорить!..» Здесь косвенно выражена симпатия к героям: вспомним, что автора обескураживало равнодушие обломовцев к природе. Образ жизни, который ведут Штольцы тоже со- и противопоставлен мечтам Обломова. Внешне все так, как мечтал Обломов: они «любили долго сидеть за чаем, иногда даже будто лениво молчали, потом расходились по своим углам или работали вместе, обедали, ездили в поля, занимались музыкой», но «разговор не кончался у них, бывал часто жарок». Все, чем занимались они, будило мысль или рождало какое-нибудь чувство. В описании их жизни отсутствуют глаголы настоящего времени: и на уровне стиля заметна большая динамика по сравнению с описанием Обломовки.

Смена времен года, место, где живут Обломов и Ольга, оказывает влияние на развитие их отношений, т.е. частично выполняет сюжетную функцию. Летом герои нанимают дачи по соседству друг от друга, у них есть возможность видеться наедине каждый день. От Обломова, разумеется, требуются определенные усилия: читать книги, гулять с Ольгой, не спать днем. Но они не столь серьезны и даже приятны, особенно когда он сможет ответить на волнующий Ольгу вопрос. У Ольги всегда есть возможность проверить, чем занят Обломов: ему будет стыдно, если Ольга узнает, что он, например, спал днем. Когда наступает осень, герои возвращаются в Петербург. Теперь они не могут беспрепятственно встречаться: в любой момент их могут увидеть общие знакомые, и Ольгина репутация будет испорчена. Обломов может постоянно бывать у Ольги только в качестве жениха. Но прежде чем сделать предложение, необходимо привести в порядок имение (на этом настаивает Ольга), а для этого надо поехать туда и заняться хозяйством. А именно этому всячески противится Обломов. Обломов и Ольга живут на разных берегах Невы: они не могли встречаться, когда река стала замерзать, а мосты еще не были наведены. Над Обломовым уже нет строгого Ольгиного контроля, и он быстро возвращается к прежнему образу жизни. Разрыв становится неизбежным. Разумеется, сложности во взаимоотношениях героев были и раньше, у них противоположные стремления, идеалы: их отношения были обречены с самого начала. Но если вначале обстоятельства были благоприятны, то затем они создают трудности.

Итак, в романе «Обломов» мы можем наблюдать все основные функции пейзажа. Но наибольшее внимание уделяется психологической. Причем Гончаров показывает двунаправленность связи природы и характера человека. С одной стороны, Обломовка сформировала характер главного героя: от ее влияния он так и не смог избавиться. С другой – Штольц и Ольга поселяются в месте, отвечающем их духовным потребностям.



отправить сообщение с этой страницы по е-mail: Защита от спам-ботов!